Наш поисковый отряд

       Наш поисковый отряд «Победа», так же, как и поисковые отряды «Рубеж», «Сыны России», «Бастион» и военно-патриотические объединения «Багратион» и «Наследники Александра Невского», работает на базе Московской городской станции юных туристов.
       Мы, поисковики, ведем раскопки на местах боев подо Ржевом в Тверской области, устанавливаем имена погибших бойцов, матросов и офицеров, пропавших без вести, организуем встречи с однополчанами погибших москвичей, помогаем ветеранам получить не врученные ранее награды, устанавливаем обелиски и другие памятные знаки, ухаживаем за воинскими захоронениями, организуем поисковую работу по письмам-запросам о  судьбах пропавших без вести, ведем исследовательскую работу в военных архивах и музеях, оказываем помощь в создании Книг Памяти.
       Первый раз я выехал на вахту, так у нас называются выезды на раскопки, в 13 лет, в 7 классе. Просто прочитал рекламное объявление в газете  о наборе и вместе со своим дядей (Олег Александрович Сирота, 23 года; по профессии программист, занимается проблемами оптимизации сайтов) подал заявление о приеме  в отряд. Набор  делал руководитель  детского объединения Московской городской станции юных туристов и поискового отряда «Победа» Сергей Николаевич Щербинин (47 лет; проходил службу в Ограниченном контингенте советских войск в Демократической Республике Афганистан, ранен, награжден орденом «Красной Звезды», медалью «За боевые заслуги» и памятными медалями; закончил Московский институт народного хозяйства им. Г.В Плеханова; в 2005 году стал призером конкурса «Педагог – внешкольник Москвы»).
       За год мы совершаем три вахты. К примеру, в этом году  выезжали  на раскопки с 22 апреля по 10 мая, с 17 июня по 10 июля и с 1 по 26 августа.
       Лагерь мы разбиваем в лесу. Живем в палатках, для кухни натягиваем тент 6 на 12 метров, воду берем в реке (конечно, обязательно кипятим), а продукты везем из Москвы. Разумеется, донимает комарье и мошка, но в этом году, в сорокаградусную жару, в этом отношении было гораздо легче.
       Наш день, день поисковика, строится так. Подъем в восемь часов, завтрак, выход в лес или в поле до темноты с перерывом на обед. Из инструментов обычная лопата, лопата с укороченным черенком и щуп.  Щуп - это штырь, длиной в 1 метр, с острым наконечником, входящий в почву и «подсказывающий», где возникает препятствие и где, следовательно, стоит копать. Еще в отряде есть миноискатели. Обычный  «берет» только на глубине 40 см, зато глубинный – на 2 м. Снаряды и другие боеприпасы попадаются часто. Я хорошо различаю русское и немецкое оружие.  Могу разобрать и обезвредить. В особых случаях следует вызывать отряд МЧС. 
       Варварски ведут себя «черные следопыты». Много их вдоль Рижского шоссе. Отойдут метров на 30 от дороги и начинают… В поисках хорошего оружия, монет, других раритетов они буквально выпотрашивают останки солдат, разбрасывают их поверх земли. Мы, конечно, бережно все собираем и переносим в места массового захоронения.
       Установить личность бойцов было бы возможно, если б солдаты носили медальоны. В годы войны они были двух видов: пластиковые капсульные (их на мундштуки пускали) и металлические.  А не носили их, конечно, из суеверия. Из боязни смерть приманить,  вроде как меченым быть. Когда удается обнаружить медальон, сразу делаем запрос в базу данных ОБД.
       Я в этом году в конце августа нашел  останки с медальоном. Чувствую, щуп во что-то упирается, стучит. Значит, доски. Углубился на два метра, так что меня не видно. Понял – блиндаж. Фильм «Мы из будущего» видели? Вот точно такой, так все и было.
По медальону узнал, что это Зобов Григорий Александрович, 1912 года рождения, уроженец Рязанской области. Потом установили, что он погиб в январе 1942 года. 23 августа состоялось захоронение. Приезжали две дочери погибшего, внуки. Так как родственники солдата уже пожилые и им тяжело было бы добираться  каждый раз за 5 км от дороги к могиле, похоронили Г.А. Зобова на кладбище города Зубцов  Ржевского района Тверской области.
       По сохранившимся личным вещам определяем останки немецких солдат. Для них есть свое кладбище: «Deutschen  Soldatenfriedhof». Туда из Германии тоже часто приезжают родственники.
О том, что мы делаем, интересно и просто рассказывать.  На самом деле, большинство ребят выдерживают лишь по одной вахте, а остаются в отряде только единицы. Из 30 человек поисковиков 6 девочек.
       Есть в отряде и взрослые. Как только поисковику исполняется 18 лет, государственное содержание ему больше не полагается. Но люди едут за свой счет, в отпуск, целыми семьями.
       Мои родители с пониманием относятся к тому, что я делаю, чем занимаюсь на вахте.
       Рядом с нами в этом году работал  Свердловский отряд , с самого Урала. Какой путь они проделали:  Екатеринбург – Москва – Ржев – Зубцов – пешком до леса!
       Поисковая работа требует  определенных знаний по биологии и анатомии, знаний военной истории, туристских навыков, умений обеспечить безопасность жизнедеятельности.
       Вечерами, конечно, отдыхаем. Само собой, костер, гитара. Песни поются разные. Хороших песен много.  А с утра снова вахта.
Осенью и зимой мы, поисковики, встречаемся в штабе отряда «Победа», в подвальном помещении одного из жилых домов на станции  метро «Новокузнецкая». Но скоро  нас переведут в более пристойное помещение.
       О нашей деятельности рассказывали  в прессе,  делали передачи  на канале «Столица», на немецком телевидении. Это нужно, мы понимаем, но главное сказано в словах А.В. Суворова, которые стали девизом нашего отряда: «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат…».
Сергей Павлов, 11 класс, школа 821










Copyright © Конкурс юных репортеров, фотоконкурс, конкурс рассказов, статей Все права защищены.

Опубликовано на: 2010-12-21 (1083 Прочтено)

[ Вернуться назад ]